Умер Анатолий Лукьянов: человек, который мог спасти СССР

Политика

В первый рабочий день 2019 года не стало Анатолия Лукьянова — одного из самых видных политиков эпохи крушения Советского Союза, человека, который пытался, но так и не смог спасти единое государство. Новые поколения россиян о втором и последнем председателе Верховного Совета СССР знают мало. Но на стыке 80-х и 90-х годов прошлого века о Лукьянове знали все. Все знали — но почти никто его не понимал.

Анатолий Лукьянов был очень сложным и многослойным человеком, политиком, чья внешность и манеры типичного советского партаппаратчика скрывали его недюжинную интеллектуальную и моральную глубину.

Я еще раз пересмотрел несколько публичных выступлений Анатолия Лукьянова времен его пребывания на олимпе политической власти Советского Союза. Пересмотрел — и, если честно, совсем не впечатлился. Анатолий Лукьянов, естественно, не был «серым» публичным политиком. Он умел говорить без бумажки — по делу и достаточно убедительно. Но он не был харизматиком, эдаким народным трибуном и «рубахой-парнем в стиле Горбачева или Ельцина. Не удивительно, что оба политика обошли Лукьянова в карьерном отношении. Но в политике, как, собственно, и в других сферах человеческой жизни далеко не всегда побеждает самый достойный. А достойным человеком Анатолий Лукьянов был — достойным и крайне недооцененным современниками.

Первый этап политической карьеры Лукьянова прошел в аппаратной тиши: старший консультант юридической комиссии при Совете министров в эпоху Хрущева, начальник секретариата президиума Верховного Совета СССР в последние годы жизни Брежнева, заведующий общим отделом ЦК КПСС (абсолютно не публичное, но при этом ключевое подразделение партийного аппарата) в первые годы правления Горбачева.

Однако в самый переломный момент советской истории Лукьянов был катапультирован на авансцену публичной политики. Получив в 1989 году вдобавок к должности генсека пост председателя переставшего быть декоративным Верховного Совета СССР, Михаил Горбачев стал довольно быстро тяготиться парламентской работой. Уже в следующем году Михаил Сергеевич перескочил на созданный специально под него пост президента СССР, а в парламенте оставил вместо себя Лукьянова — своего бывшего соученика по юридическому факультету МГУ и своего верного, как он считал, соратника.

Этой фразой «своего верного, как он считал, соратника», уже сказано все. Отношения между Горбачевым и Лукьяновым быстро испортились. Вот как этот процесс возникновения водораздела между двумя политиками описал в своих воспоминаниях руководитель президентского аппарата Горбачева. Валерий Болдин: « Я знал о его старых, со студенческой скамьи отношениях с Лукьяновым. Мне всегда казалось, что давняя связь позволяет ему с доверием опираться на советы и помощь Лукьянова. Но этого не происходило. Он часто пренебрежительно говорил о Лукьянове, о его «профессорском» тоне, поучающих рекомендациях…

Я хорошо видел, что Горбачев с трудом переносил Анатолия Ивановича. Подливала масла в огонь и (супруга Горбачева — МК) Раиса Максимовна, невзлюбившая женскую половину семьи Лукьянова. По некоторым репликам и замечаниям создавалось впечатление, что Михаил Сергеевич болезненно воспринимал популярность, которую приобретал Лукьянов в Верховном Совете СССР».

Итак, главная причина скрытого конфликта двух высших руководителей Советского Союза заключалась в их личном политическом соперничестве? Нет и еще раз нет. Ухудшение личным отношений Горбачева и Лукьянова было лишь следствием возникших между ними фундаментальных политических разногласий.

Я не согласен с мнением о том, что Горбачев целенаправленно разрушал СССР. Я верю, что он искренне не хотел этого разрушения. Не хотел — но способствовал ему своими бесконечными политическими маневрами ради самих маневров, ради того, чтобы и дальше оставаться на «гребне волны», в роли высшего руководителя государства.

Для Анатолия Лукьянова такое поведение было неприемлемо. Как я уже сказал выше, внешне Лукьянов казался олицетворением советского аппаратчика. Но за этим фасадом скрывался совсем другой человек —близкий друг знаменитого философа Льва Гумилева, поэт, идеалист, романтик, человек со страстной верой в идеалы. Идеалы, частью которых являлось сохранение Советского Союза любой ценой. Это-то и столкнуло его с Горбачевым, который еще до судьбоносной попытки государственного переворота в августе 1991 года де-факто превратился в председателя ликвидационной комиссии единого союзного государства.

Как и большинство ключевых членов команды Горбачева, включая премьер-министра и руководителей силовых ведомств, спикер парламента на деле перешел в оппозицию к своему формальному боссу. В состав ГКЧП Лукьянов, правда, не вошел. Но разъяренного Горбачева это не остановило: вернувшись из Фороса президент СССР лично настоял на аресте и уголовном преследовании Лукьянова. В «Матроской тишине» бывший председатель Верховного Совета провел больше года…

Официально политическая карьера Лукьянова на этом не закончилась. Он много лет был депутатом Государственной Думы, членом президиума ЦК КПРФ. Но главное политическое сражение своей жизни Анатолий Лукьянов безвозвратно проиграл. «Он очень тяжело переживал то, что произошло в стране при его участии в период Горбачева, — рассказал мне много общавшийся с Анатолием Ивановичем видный деятель российского левого движения Иван Макушок. — Он был очень скромным, чистым, светлым, во многом одиноким человеком. Внешне он всегда напоминал мне кроткого, но при этом очень сильного медведя».

Был ли у этого «кроткого, но сильного медведя» шанс поменять вектор движения страны и не допустить крушения СССР? Иван Макушок считает, что Лукьянов никогда не стремился к должности высшего руководителя государства.

При жизни Анатолия Лукьянова не имел чести с ним общаться. Но, судя по всему тому, что я знаю, эта оценка Ивана Макушка абсолютно справедлива. Последний председатель Верховного Совета СССР был идеальным «вторым номером», человеком, чья политическая трагедия заключалась в том, что он оказался совсем не в той команде.

«Спешите медленно, поэты, свой труд на люди выносить. Не примеряйте эполеты, не ждите славы на Руси!» — эти написанные Анатолием Лукьяновым стихотворные строчки можно считать его собственной политической эпитафией. С формальной точки зрения, он «не снискал славы на Руси»: слава принадлежит победителям, к числу которых Анатолий Иванович точно не относился.

Но зато Лукьянов снискал себе уважение — даже со стороны своих политических противников. Он пытался помочь спасти СССР, но проиграл. Он боролся за свои принципы, но не смог их отстоять. Это трагедия — но трагедия, в которой есть своя внутренняя красота. Спите спокойно, Анатолий Иванович! Вы боролись — и это главное!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.