Во время ремонта в театре Райхельгауза обнаружили человеческий скелет

Культура

Новости Лента Новостей.

Через десять дней в Москве произойдет важное событие — театр «Школа современной пьесы» Иосифа Райхельгауза наконец вернется на Трубную площадь. Да, блудный сын после пятилетних скитаний въедет в свое историческое здание, которое покинул из-за пожара. Этот знаменитый дом на Трубе, известный как ресторан «Эрмитаж», имеет богатую биографию, овеян мифами и легендами. Разбираться, что есть миф, а что реальные факты, непросто, но мы выяснили, что дом на Трубе в прошлом прославился не только изобретенным здесь салатом оливье.

Миф первый. Считается, что дому на Трубной площади (официальный адрес Неглинная, 29) — 200 лет. На самом деле первый каменный дом на этом месте возвели в 1816 году. Принадлежал он купеческой жене Катерине Ивановне Соколовой и ее брату мещанину Виноградову. Дом много раз перестраивался, менял свой облик, по дороге то приобретая третий этаж и купол, то теряя их. Но все же это тот самый дом в отличие от соседних, которые были снесены в прошлом и нынешнем веках.

Миф второй. Здесь родилось выражение «спрятать концы в воду». Этот московский райончик в середине XIX века слыл небезопасным. Буквально в двух шагах — Грачевка или Драчевка (ныне Трубная улица). Не подумайте чего дурного: драчами назывались мастеровые, дравшие, то есть очищавшие, зерно. Здесь располагались публичные дома с красными фонарями. Здесь прятали «концы в воду» — сбрасывали трупы убитых в темные воды реки Неглинки. Под домом в подвалах располагался тихий, подпольный во всех смыслах трактир «Ад». Даже вход в него — широкую дверь в стене ниже уровня тротуара — мог найти далеко не каждый. Когда в наши дни рабочие слой за слоем снимали старые кирпичи, освобождая подвальные помещения, они обнаружили здесь человеческий скелет.

Миф третий. Здесь был бордель. В 1861 году здание приобрели купцы Пеговы, перестроили его до неузнаваемости и стали сдавать в аренду под бани и гостиницу. Да и какую интересную гостиницу — на вывеске было указано: «нумеров для проезжающих нет». То есть сдавали на время — покушал в ресторане, в баньке попарился, девицу снял и отправился в «нумера».

Миф четвертый. Здесь родился салат оливье. Ресторатор Люсьен Оливье, то ли бельгиец, то ли француз, познакомился с владельцем бань купцом Пеговым на почве любви к нюхательному табачку. Нюхали они, нюхали, а результат получился выдающийся: гостиница и ресторан «Зимний Эрмитаж» стали популярнейшим местом в Москве, а весь российский народ получил традиционный рецепт салата, без которого до сих пор не обходится ни одно застолье.

Миф пятый. Здесь кутили выдающиеся люди России — художники, писатели, артисты, певцы. Отмечал свадьбу Чайковский. На маленькой эстраде роскошного зала с золоченой лепниной для друзей пели Федор Шаляпин и Леонид Собинов. Бывал Чехов (кстати, нередко с дамами — «нумера» ведь продолжали исправно сдаваться). В 1902 году весь звездный состав Художественного театра во главе со Станиславским и Немировичем, а также с Качаловым, Москвиным, Книппер-Чеховой и другими великими мхатовцами праздновали премьеру «На дне» Горького. Алексей Максимович тоже участвовал.

Миф шестой. Здесь праздновали Татьянин день – в зале «Зимний сад» ежегодно 25 января собирались профессора и студенты Московского университета, чтобы отметить окончание сессии и начало каникул. Напивались до бесчувствия. Зал устилали опилками – в конце вечеринки бывало очень грязно. Гардеробщики, принимавшие шинели у посетителей, по их желанию, писали на спинах мелом адреса, чтобы извозчики знали, куда потом вести ничего не соображающего клиента.

Миф седьмой. Здесь был первый московский кинотеатр. После революции ресторан и «нумера», естественно, закрыли, а в 1923 году устроили в особняке Дом колхозника. Колхозники, приезжавшие на базары и всевозможные идеологические мероприятия, останавливались здесь и культурно развлекались. Для них же был открыт и кинотеатр под названием «Труд». Действительно один из первых в Москве.

Миф восьмой. Здесь были пожары. Поначалу Дом на Трубной горел не больше и не меньше, чем остальные деревянные дома в Москве. Но, приобретя каменные стены, держался довольно долго. И сгорел в начале 80-х годов XIX века капитально. Купчиха Пегова, воспользовавшись этим обстоятельством, получила разрешение на кардинальную перестройку дома и его «реновацию». Товарищество Люсьена Оливье, которое к этому моменту уже потеряло своего создателя (Оливье умер в 45-летнем возрасте) обратилось к архитектору Чичагову, специализировавшемуся на театральных зданиях, — здание приобрело эффектный вид. Позже история повторилась. Пожар 2013 года, произошедший в особняке, в котором к этому моменту вовсю работал театр «Школа современной пьесы», также стал причиной преображения здания и превращения его в великолепный театр.

Итак, 25 января обновленная «Школа современной пьесы» откроет свои двери для первых зрителей после ремонта, длившегося 5 лет. Выбор даты неслучаен: Татьянин день, который здесь традиционно отмечался в позапрошлом и прошлом веках, теперь театр в шутку называет своим «престольным» праздником.

— Наш праздничный вечер не будет ни пафосным, ни официальным. Не будет «торжественного концерта» и речей, — рассказал «МК» Иосиф Райхельгауз. — Мы просто зовем к себе гостей, как зовут на новоселье. Покажем наш дом, похвастаемся, расскажем о сделанных находках: вот обнаружили росписи на стенах, витражи — специалисты приписывают их Михаилу Врубелю. В каждом зале, а их у нас теперь три — «Эрмитаж», «Зимний сад» и «Белый зал» — будет что-то происходить. Нас придут поздравить коллеги из «Геликон-оперы», театра на Бронной, театра Пушкина, театра Терезы Дуровой, «Квартета И», наши тезки из левитинского «Эрмитажа», оркестр Сергея Жилина, а также Михаил Жванецкий, Елена Камбурова, Александр Филиппенко, Ирина Апексимова, Сергей Никитин, Алексей Рыбников… Всех не перечислишь. Журналисты, критики, политики… Наши друзья. Всех напоим шампанским и накормим, конечно же, салатом оливье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.