Ветеран КГБ рассекретил первое дело правозащитницы Людмилы Алексеевой

Общество

Большая часть долгой жизни правозащитницы Людмилы Алексеевой пришлась на советские годы. В течение нескольких десятилетий она была настоящей костью в горле руководивших страной партийных чиновников и органов госбезопасности. О некоторых эпизодах, связанных с борьбой Людмилы Алексеевой за права человека в СССР и с попытками властей наказать ее за подобную «антисоветчину», вспоминает ветеран-чекист Дмитрий Ковалев.

— С Людмилой Михайловной я как сотрудник 5-го (идеологического) управления КГБ СССР был знаком, если так можно выразиться, заочно — по материалам дел, связанных с ней.

Интересное сообщение довелось увидеть среди документов, собранных в справке, подготовленной в 1973 году Ленинским райотделом УКГБ по г. Москве и Московской области. Это подразделение оперативно обслуживало Институт научной информации по общественным наукам АН СССР, где Алексеева числилась научным сотрудником. Эпизод, о котором идет речь, относится к тому периоду жизни будущей знаменитой правозащитницы, когда она училась на истфаке МГУ.

В то очень рискованное время — вторую половину 1940-х — Людмила Михайловна не побоялась публично вступиться за свою сокурсницу, совершившую якобы антисоветскую акцию.

Суть происшедшего по нашим временам отнюдь не криминальна. Девушка получила важное комсомольское поручение: нести на праздничной демонстрации портрет одного из членов ЦК ВКП(б). Студентка задание выполнила — гордо пронесла выданный ей портрет по Красной площади. Однако потом, то ли по незнанию, то ли в силу «политической близорукости», но уж точно без антисоветского умысла, сунула эту «картонку» в кусты на обратном пути в МГУ. А ведь портрет надо было сдать под роспись в комитет комсомола! В результате разгорелся скандал. Дело это разбиралось аж на заседании комитета комсомола университета.

Провинившаяся комсомолка честно созналась в допущенном нарушении. Но, кроме того, рассказала членам университетского комитета ВЛКСМ, что перед выходом на демонстрацию ей выдали портрет человека, которого она никогда не видела. Девушка, будущий историк, поинтересовалась, кто это такой. Однако комсомольские функционеры от нее просто отмахнулись: им некогда было…

Теперь, при разборе «антисоветского поступка», встал вопрос об исключении наивной студентки из комсомола (и, как следствие, — об отчислении ее из университета). Но тут попросила слова присутствовавшая на заседании комсомолка Людмила Алексеева и задала «молодежным вожакам» вопрос: «Мы сейчас разбираем дело с каким утраченным портретом?» Члены комитета комсомола МГУ смутились, а девушка проявила настойчивость: «Так портрет кого из членов ЦК ВКП(б) несла эта студентка?» «Кажется, это был Кузнецов», — неуверенно произнес кто-то из комсомольских руководителей. «Но Кузнецовых-то два. Один — Алексей Александрович, секретарь ЦК ВКП(б), а второй — Василий Васильевич, председатель ВЦСПС… Так портрет кого из них был утрачен?» — настойчиво поинтересовалась Алексеева.

В итоге разбирательство закончилось конфузом, и дело «политически близорукой» комсомолки замяли без каких-либо нежелательных последствий для нее. А Людмилу Алексееву — как человека «неудобного» — с тех пор запомнили…

Другой эпизод относится к середине 1970-х, когда фамилия Алексеевой была уже на слуху в нашем ведомстве. Весной 1968-го она была исключена из КПСС и уволена с работы в связи с тем, что принимала участие в выступлениях правозащитников, направленных против судебных процессов над писателями Ю.Даниэлем и А.Синявским, поэтом Ю.Галансковым… Также известно было, что она собирала у себя дома первых диссидентов, представителей творческой интеллигенции и западных журналистов, а кроме того, распространяла антисоветский самиздат, материалы «Хроники текущих событий»…

В руководящих инстанциях понимали: с этим человеком надо что-то делать… Но как? Правоприменительной практики еще не существовало.

КГБ СССР было поручено в целях «недопустимости продолжения антисоветской деятельности» Алексеевой вынести ей официальное предостережение. Чтобы появились юридические основания осуществить это, пришлось оформить Приказ председателя Комитета госбезопасности при Совете Министров СССР от 20 марта 1973 года №0150 (цифра «0» перед номером означает гриф «секретно») «О применении органами государственной безопасности предостережения в качестве меры профилактического воздействия».

Впрочем, никакие окрики властей не помогли: Людмила Михайловна продолжила свою правозащитную деятельность, и над ней нависла реальная угроза ареста. Чтобы избежать этого, она вынуждена была в феврале 1977 года вместе с мужем и младшим сыном уехать из СССР. В эмиграции прожила почти 16 лет.

__incut»>

Смотрите видео по теме:
«Путин простился с Людмилой Алексеевой: видео»

00:45

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.