Один против системы: школьнику пригрозили психбольницей за создание профсоюза

Общество

Десятиклассник из Санкт-Петербурга Леонид Шайдуров создал профсоюз учеников своей гимназии, в который вступили 170 человек. Этот факт привел школьную администрацию в такой ужас, что мальчику была объявлена настоящая война. Его вызвали в кабинет директора, где собралась вся руководящая рать, и принялись отчитывать, обвиняя в стремлении к лидерству как одном из смертных грехов. Но парнишка оказался не лыком шит и объяснил, что лидерство тут ни при чем — он хочет лишь усовершенствовать учебный процесс. Тогда, по словам самого Шайдурова, директор начала кричать, угрожать, что напишет заявление в прокуратуру или отправит мальчика в психбольницу. Затем стала вызывать к себе других старшеклассников и требовать, чтобы они не имели ничего общего с так называемым профсоюзом.

Дальше — больше. Директор вызвала к себе мать Шайдурова, работающую учительницей в этой же школе, и заявила, что ей следует забрать сына из учебного заведения…

Что же такое страшное организовал десятиклассник, если это вызвало столь бурную реакцию руководства?

Сам он объясняет, что его организация «Ученик» — это не профсоюз в полном смысле этого слова, но цели и методы работы у них сходные. И перечислил выдвинутые ребятами требования. Например, чтобы школа перестала нарушать «регламент проверки знаний и очередности уроков», то есть не ставила больше трех контрольных, самостоятельных или проверочных работ в один день, что регулярно происходило. Другое требование — меньше контролировать внешний вид учеников, скажем, сережки или цвет волос. Причем планы новоявленного профсоюза распространяются и дальше — ребята хотят реформировать образовательный процесс не только в своей гимназии, но и в стране в целом, планируют создавать ячейки «Ученика» в других школах….

Вот что интересно: все, что говорит и пишет Леонид Шайдуров, разумно, убедительно, грамотно и по существу, и по форме. Не со всем можно согласиться, но ничего абсурдного или возмутительного в его планах нет. Так почему же руководство школы, вместо того чтобы подключиться к инициативе ребят, изучить ее, использовать в организации учебного процесса, начинает топать ногами, душить, давить, уничтожать на корню? Потому что гораздо удобнее, когда дети являют собой послушное стадо, не рассуждают и безоговорочно подчиняются принятой линии образования, как все мы знаем, далеко не всегда разумной и грамотной?

Потому что, «в твои лета не должно сметь свое суждение иметь»?

Эта история очень наглядно демонстрирует прискорбнейший факт: школа сегодня не учит детей думать. Не учит рассуждать, размышлять самостоятельно. Она дрессирует, приучает подчиняться. Ведь совсем не обязательно в данном случае было идти на поводу у ребят. То, что в их плане было по тем или иным причинам невозможным или неправильным, можно и нужно было отвергнуть, объяснив причины. Но это же сложный процесс — куда проще запрещать и не пущать…

…Тем временем Леня Шайдуров и его организация планируют устраивать забастовки, чтобы заставить себя услышать. Вот так, пока родители, чуть не плача, жалуются друг другу на жуткие школьные несуразности, но при этом боятся что-либо предпринять, дети вынуждены брать инициативу в свои руки. Они молодцы — плохо только, если никто им не поможет. Потому что все-таки они еще дети, они недостаточно мудры и опытны, и помощь старших им очень бы пригодилась.

Жаль, если старшие этого не поймут и продолжат свою политику давления и запретов. Тогда детский мини-бунт рано или поздно перерастет в бунт полноценный. Люди, которые хотят перемен, но не могут добиться их мирным путем, рано или поздно устраивают революции. А революция — это плохо, это всегда хуже эволюции. Но вина за нее всегда лежит на тех, кто перекрыл возможности мирного пути.

Евгений Ямбург, заслуженный учитель РФ, доктор педагогических наук: «Я к этой истории отношусь с иронией. Может, нехорошо так говорить, но думаю, что, видимо, учителя довели школьника до такого состояния. Вляпались курам на смех. Теперь, раз так получилось, надо вступать в переговоры с профсоюзом и добиваться взаимопонимания с учениками. У меня была похожая ситуация в конце 80 х годов, когда началась перестройка: в школе возникла мощная секция анархистов. Я им предоставил тогда помещение для дискуссий и сам активно приходил к ним, участвовал в обсуждениях. Кстати, многие из тех, кто был в этой секции, стали известными людьми. Моей главной задачей было не выпустить их на улицу, я очень опасаюсь всяких уличных столкновений. Дети должны вырасти, поэтому нужно быть педагогической курицей, держать их рядом с собой, а не бросать на баррикады. Не приведи бог, в этой школе начнется война профсоюза учеников и администрации, тогда мы совершенно точно воспитаем врагов и государства, и общества, и ничего хорошего из этого не выйдет.

По поводу требований, которые дети предъявляют, о сокращении количества контрольных в день и внешнего вида, — все эти требования справедливы. Больше двух контрольных в день проводить нельзя, это значит, школа нарушает их. По поводу внешнего вида мы проиграли все эти войны, боролись с мальчиками против длинных волос, смывали с девочек краску и требовали снять сережки. Сколько можно наступать на одни и те же грабли? Важно ведь не что на голове, а что в голове».

Татьяна Ильина, заслуженный учитель РФ: «По поводу контрольных работ детей можно понять. В советской школе не было такого никогда, был график, в понедельник и пятницу контрольных не давали, например. Контрольные по математике и физике в один день проводить было нельзя, а по русскому и математике — можно. И завучи за этим следили.

Остальное несерьезно. Чтобы в школе организовать такой союз, нужны знания, опыт. И это не дело — бороться за сережки, за внешний вид. Это такая глупость — требовать разрешения менять цвет волос. Правильно сделали, что вызвали школьника на ковер. Но надо было говорить не об исключении, а сесть и мирно рассказать, что и как, что есть требования, есть дисциплина. Дело-то, в общем, хорошее, в школах надо многое менять, только не силами учащихся. А этого не происходит, вот дети и борются за свои права. Учителям же не хватило, как я вижу, культуры и этики. Это к ним вопрос — как они допустили такую организацию в своем учебном заведении? Больше ста человек не шутка! В школе сейчас все не очень хорошо, не в этой конкретно гимназии, а в российской школе в целом, и это серьезно.

Но главное даже не это. Нужно, чтобы учитель и ученик были ближе, стали товарищами, ведь общее дело делается. А ситуация такая, что педагоги завалены бумагами, им некогда даже общаться с детьми, сесть, поговорить, как раньше было. Надо учителя немного «отпустить», чтобы он ребенку был соратником, чтобы ученик ему доверял. А в этой школе слишком уж серьезно отнеслись к истории с профсоюзом. Диалога не было с детьми — вот и результат».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.