Конвоир, взятый в заложники «бандой ГТА»: наручники можно было снять булавкой

Общество

Новости-Лента Новостей. 16.01.2019

На процессе над членом «Банды ГТА» Хазратхоном Додохоновым, пытавшимся совершить побег из здания Мособлсуда, вновь всплыли подробности событий полуторагодичной давности. О нападении бандитов на конвой в лифте рассказал находившийся в эпицентре событий бывший заложник, конвоир Михаил Фортушняк.

Судя по общей интонации свидетеля, виновником произошедшего стал его руководитель Гришин. Он «из-за запарки» отдал приказ на обеденный перерыв вести бандитов только двум конвоирам — Фортушняку и Елизавете Лукьяновой.

«Поводырем» бандитов стал как раз Фортушняк — приковав за правую руку пятерых подсудимых, мужчина повёл их к лифту.

Конвоир пояснил, что нападение началось со слов «Аллах, акбар!»

— Лукьянова зашла со мной в лифт и мы начали спускать спецконтингент. Мы проехали этаж и тут раздался возглас на ихнем языке, — запинаясь, с длинными паузами рассказал тучный немолодой мужчина в растянутом свитере. — Это была своего рода команда. Затем полетели удары цепью, били, пытаясь достать наше оружие, повисли у меня на руках. Мне на шею накинул цепь и стали душить и одновременно бить по голове. От сильных ударов я потерял сознание… Пришёл в себя от выстрелов, которые звучали в метрах трех от меня. Я почувствовал, что мои ноги скованы браслетом, поэтому я не мог шевелиться, — пояснил свидетель.

По его словам, Лизу Лукьянову «вырубили» буквально двумя ударами по голове. При этом бандиты для эффективности наматывали на руки цепь.

После реанимации, лечения в госпитале он и Лукьянова посещали психиатра.

-Я первое время вообще спать не мог… У меня нарушена речь, мышление. Когда нервничаю, не понимаю, где нахожусь. Поэтому после травмы был комиссован, до сих пор прихожу в себя, — пояснил потерпевший.

Додохонов, слушал синхронный перевод, опустив глаза. Было видно, что вспоминать о своих похождениях ему было непросто.

Ещё одна любопытная подробность, о которой умолчал Фортушняк, выяснилась уже после его допроса. Оказалось, что, у конвоиров в арсенале были крайне ненадежные наручники, которые ко всему прочему нельзя было затягивать из-за жалоб спецконтингента. Такие показания дал на предварительном следствии потерпевший.

«Более надёжных наручников у нас не было», — зачитал показания прокурор. Кроме того, наручники можно было «расшатать» обычной булавкой или сорвать резким движением руки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.