Кандидаты «Евровидения-2019»: кому уготована участь «музыкального Навального»

Культура

Новости Лента Новостей.

«Утечка» о списке потенциальных кандидатов от России на конкурс «Евровидение-2019», который пройдет в мае в Тель-Авиве, была разыграна как по нотам. Сперва в прессу вбросили некий «шорт-лист», над которым, дескать, мучительно размышляют руководители будущей российской делегации. Весь уик-энд СМИ и сетевые фолловеры охали, ахали, суетились, обсасывали имена, гонялись за «еврокандидатами» и их комментариями.

«Еврокандидаты» в свою очередь, изображая немых рыб, многозначительно хватали ртами воздух или в крайнем случае туманно намекали, что «скоро будет сюрприз», как Лена Темникова, но не более… Причем есть подозрение, что тот, кто на самом деле все знает, как раз никаких сюрпризов не обещал, а просто тихо ухмылялся в какую-нибудь расписную тряпочку, отороченную, скажем, страусиным пухом. Или перьями…

И вуаля: «разогнав» в медийном пространстве волну, выждав короткую паузу, теленачальники все опровергли: мол, нет никакого списка, а имя европтахи, которая полетит из России в Израиль ублажать конкурс волшебным щебетанием, назовут в конце января. Конечно, совершенно понятно, что список есть. Иначе из кого они будут выбирать? И вполне вероятно, что именно озвученные кандидатуры и обсуждаются тайно в кулуарах, следуя замечательной российской традиции устраивать даже из бесшабашного «Евровидения» византийщину и секретную спецоперацию. Вам же тут не Швеция с многомесячным Melodiefestivalen, где десятки артистов сходятся в открытом песенном баттле за право выиграть европутевку, а выиграв, едут и успешно выступают, устраивая себе и народу невероятный праздник. Не зря ведь Швеция один из лидеров по евровидийным победам (шесть), а только за последние годы сумела дважды напеть на заветный «Хрустальный микрофон» — в 2012-м с Лорин в Баку, в 2015-м — с Монсом Зелмерлёвом в Вене. Такой, стало быть, итог прямой демократии…

Но вернемся к местным душным и тусклым пенатам вечной секретности и подковерности. Вопрос: как в такой список попадают? Ответ: по-разному. В отдельные годы, правда, даже в России случались попытки открытых телеконкурсов, в которых побеждали (или типа побеждали — не Швеция ж!), в частности, Анастасия Приходько, Дима Билан, «Бурановские бабушки» и даже Петр Налич. Все они с разной степенью успеха выступили на «Евровидении»: от победы (Билан) или почти победы («Бабушки») до более скромных результатов, вроде 11-го места. Но формы прямой евродемократии на Руси, у которой, как известно, всегда свой путь, все-таки не прижились. Поэтому — списки, тайные, подковерные, византийские…

Иногда организаторы формально объявляли некий «внутренний отбор», и всем желающим предлагалось сразить «экспертную комиссию». Поверив в возможную случайную фортуну, музыканты заваливали телередакции записями. Самой, как сказали бы сейчас, — хайповой, помнится, была в 2007 г. заявка от группы «Бизюлька» с песенкой «Рачок» («Вот и близится ночь, и ты тоже не прочь стать рачком, стать рачком, стать рачком»). Но тогда комиссия, наржавшись от души на секретном прослушивании, отправила все-таки в Хельсинки новоиспеченную Максом Фадеевым группу Serebro. И они почти покорили Евросонг, заняв 3-е место.

С годами, правда, отказались и от такой практики. Мотивами остались только корпоративные задачи телеорганизаторов, помноженные на внутренние интриги и подковерные битвы заинтересованных продюсеров, артистов. «Кузницей кадров» становились и разноформатные шоу талантов, победители или участники которых из многих стран, кстати, буквально наводнили в последние годы конкурс европесни. Участвовали и наши выпускники и победители «фабрик звезд», «голосов»: в 2004 г. Юлия Савичева в Стамбуле с 14-м местом, 5-е место в 2013 г. в Мальме заняла Дина Гарипова, а Полина Гагарина в 2015-м буквально покорила Вену, хотя и взяла только «серебро». В 2014 г. сестры Толмачевы, повзрослевшие триумфаторши детского «Евровидения-2006», были отправлены штурмовать взрослый евроолипм под продюсерским началом Филиппа Киркорова и допелись до 7-го места.

Самым шумным и скандальным стало, однако, участие Сергея Лазарева с киркоровской «интернациональной» продюсерской бригадой Dreamteam в конкурсе 2016 г. в Стокгольме, когда номер You Are The Only One выиграл телезрительское голосование, но по сумме баллов телевоутинга и профессионального жюри оказался лишь третьим. «Осадочек» усугубляла победа Джамалы из Украины, и Филипп Киркоров в сердцах брякнул, что «больше ноги его не будет на этой шарашкиной конторе». Тогда ведь все свалилось в неприятную кучу — Киркорову дали народного артиста Украины за второе место на «Евровидении-2008» с Ани Лорак, где он проиграл России с Биланом, а тут поехал-таки с Россией и продул Украине… Тихий ужас!

Страсти с тех пор, правда, поостыли, Россия устроила сама себе феерическое двухлетнее аутодафе с Юлией Самойловой, Киркоров снова съездил на Евросонг с DoReDos и Молдовой за десятым местом в прошлом году — не закрывать же смазанный и несущий золотые яйца музыкально-продюсерский механизм Dreamteam, пусть даже и на «шарашкиной конторе»…

И тут теперь этот списочек. В котором, кстати, ярко сияют опять и те же — Филипп Киркоров и Сергей Лазарев. Сияют, правда, как бы по отдельности, но сей пассаж, может быть, и для отвода глаз. В конце концов, до сих пор еще не повторен «казус Билана», а повторить, судя по всему, не просто хочется, а есть ощущение, что аж скулы сводит. Тем более выстраивается прекрасный алгоритм: путь ДиБи к победе занял два года — от первого выступления на конкурсе (2006) до еврокубка в 2008-м, и теперь наклевывается похожая конструкция — мол, от 2016-го к 2018-му. Дело лишь за малым — поехать и победить. Все «крючки» в наличии: и певец, и продюсер, и композитор, и греки, и амбиции…

К тому же странным образом за несколько дней до «слива» евросписка возбудилась даже Госдума, в комитете которой по СМИ вдруг и с какого-то перепугу заговорили о том, что именно и только Киркоров может представлять Россию на «Евровидении»: мол, он «жадный, жадный до победы» и «обладает полезным опытом». Ну, некому больше в этой огромной стране, якобы кишащей талантами. Другие важные государственные заботы и дела Госдуму уже и не беспокоили. Причем панегирики источал член совета Манукян, который еще совсем недавно обзывал Киркорова «пережитком прошлого» и гвоздил поп-короля к позорному столбу за «Синее настроение» и «Ибицу». С чего такая перемена? Явно неспроста. Кабы не заговор…

На этом фоне Егор Крид, Елена Темникова, Манижа, Александр Панайотов и даже Ольга Бузова из «тайного списка» выглядят, конечно, больше статистами в разворачивающейся интриге. У каждого из них, безусловно, есть и своя амбиция и резон. Возможно даже, что и «список» неполный, и на последнем повороте выскочит вдруг темная лошадка. С Бузовой понятно — она танк, а танки даже «Евровидения» не боятся. Крид — томноголосый сладкий пупс и секс-игрушка, таких на евросонге тоже любят. Правда, парень несколько капризный, а такое уже не очень любят организаторы. Темникова — модная штучка да еще и с евровидийным бэкграундом времен «Серебра», а трогательная история для «Евровидения» очень важная составляющая. Невероятная, самобытная, изысканная вокально и стилистически Манижа могла бы стать российской Джамалой. Но станет ли? А Панайотов, давно мечтающий «поехать и победить», уже не раз оказывался, как Навальный, — когда Панфилова, отказывая оппозиционеру в праве на выборы, успокаивала: «Он еще молодой, у него все в будущем».

Впрочем, все вышесказанное — всего лишь домыслы наблюдателя, а не пророчества Глобы, которые имеют обыкновение часто сбываться. Единственное, что можно предсказать: если вновь поедут Киркоров и (или) Лазарев, то градус веселого настроения на «Евровидении» гарантирован — там все просто оборжутся. До посинения…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.