ЕС продлил антироссийские санкции: что изменится в следующем году

Политика

Совет Европейского союза анонсировал решение продлить санкции против России еще на полгода. Его связали с отстуствием прогресса по «минским соглашениям». Впрочем, этот шаг не стал сюрпризом: процедура продления органичительных мер со стороны ЕС давно стала рутиной. Есть ли выход из этого тупика? Искать его надо в Америке, которая и была инициатором политики антироссийского давления. Корреспондент «МК» отправился в Вашингтон, чтобы узнать, не пришло ли время пересмотреть «минские соглашения» и ждать ли тех самых «адских санкций», одно известие о которых обавлило российский рубль.

Капитолий не капитулирует

Начнем с того, что проектов антироссийских санкций существует много, их придумывают разные люди и даже разные ветви власти. И зачастую эти ветви скорее соперничают друг с другом, чем идут в одной упряжке.

Так, на введение значительной части санкционных пакетов президентскую администрацию США толкнули законодатели из Конгресса. Глава Белого дома Дональд Трамп изначально не был нацелен на противостояние с Россией, видя главного соперника Соединенных Штатов в Китае. Но конгрессмены считали иначе. Во времена президентства Трампа участилась практика, согласно которой комитет Сената или Палаты представителей по международным делам направлял в администрацию письма с требованием ввести санкции или принимал соответствующие резолюции.

Собеседники «МК» в Вашингтоне отмечают, что сегодня Конгресс пытается отвоевать назад часть утраченных в предыдущие годы рычагов давления на внешнюю политику, пользуясь слабыми местами администрации нынешнего президента — нехваткой кадров и неопытностью самого главы государства.

«Конгресс старается вырвать российскую повестку из рук Трампа из-за обвинений в его связях с Кремлем, — подчеркивает профессор Американского университета в Вашингтоне Кит Дарден. — Но стоит заметить, что Капитолий налагал много ограничений и на Обаму. Довольно сложно быть эффективным президентом без поддержки Конгресса во внешней политике. И думаю, что как у нынешнего, так и у предыдущего президента этой поддержки не было».

При этом не стоит путать заявления отдельных парламентариев и консолидированное мнение комитетов Конгресса. С призывами законодателей-одиночек (особенно демократов) Государственный департамент и президент могут и не посчитаться. Гораздо сложнее проигнорировать требование, одобренное двухпартийным законодательным комитетом. Это, безусловно, ударит по репутации главы государства: американский народ не для того голосовал за своих конгрессменов, чтобы их мнение не брали в расчет.

«Адские санкции» откладываются, но не сдаются

Поэтому когда комитеты Конгресса направляют в Госдепартамент резолюцию, он, как правило, принимается за разработку конкретных шагов. Сам законодательный орган редко уточняет детали ограничительных мер, делегируя эти полномочия профессиональным дипломатам. Дело в том, что в Конгресс избираются политики от округов и штатов. И в их избирательных программах доминирует местная повестка. Жителям условного штата Огайо гораздо важнее, что творится у них дома, чем в отношениях с далекой Россией. В результате в комитеты по международным делам зачастую попадают люди, не так уж хорошо разбирающиеся в тонкостях отношений с другими странами.

И когда они берутся сами писать санкционные законы, иногда получается «не очень». Помните «адские санкции» (под официальным названием DASKA) сенаторов Линдси Грэма и Боба Менендеса, одно известие о которых обвалило российский рубль? С момента анонса этого законопроекта о них пока не слышно. По одной информации, их рассмотрение было отложено до вступления в силу нового состава Конгресса в январе. По другой — проект сочли недоработанным. Документ предлагал обложить ограничениями российский госдолг и ввести вторичные санкции для всех компаний, дерзнувших вести дела с Россией, в том числе американских и европейских.

Такая же судьба ждала похожий законопроект сенаторов Ван Холлена и Рубио — DETER Act. Предложенный еще в этом январе, он так и не был вынесен на голосование. Судя по всему, и не будет. Одной из его целей заявлялось предотвращение вмешательства России и других стран в выборы США. Сегодня промежуточные выборы уже позади, и по мнению экспертов, заметных попыток повлиять на них не было выявлено.

Плохие новости: призраки обоих этих актов могут появиться в инициативах нового состава Палаты представителей, которая в январе окрасится в синий демократический цвет. «В целом демократы более активны в деле санкций, основанных на нарушениях прав человека или распространении ядерного оружия, — объясняет профессор Американского университета в Вашингтоне Джозеф Тама. — Поэтому подобные законопроекты будут иметь больше шансов пройти в Палате представителей и соответственно в Сенате, хотя республиканцы и президент испытывают меньше энтузиазма по этому поводу. Скорее всего, активизируется и расследование Мюллера».

Химия в отношениях

Хотя с Капитолийского холма иногда и звучат призывы полностью обвалить экономику России, неподалеку, в здании Госдепартамента, считают, что это плохая идея. Одно дело осадить со всех сторон Иран или Северную Корею, участие которых в мировой экономике мизерно. Другое — Россию, в сотрудничестве с которой заинтересованы крупные компании как в Европе, так и в самой Америке. К примеру, в Американо-российском совете по бизнесу, организации, которая лоббирует интересы американских предпринимателей в России и наоборот, состоят более 150 компаний. Среди них такие гиганты, как General Electric, Ford и Exxon Mobil.

Проблема для США сегодня состоит в том, что такие рычаги давления, при которых можно ударить по Кремлю, но не навредить себе самим, почти исчерпаны. А Россия, по мнению американского руководства, все продолжает вести себя агрессивно. В результате санкционная машина просто не поспевает за последними событиями. Еще не согласованы ограничительные меры «за отравление Скрипалей», а уже приходится намекать на санкции в связи с керченским инцидентом.

Но о Керчи в Вашингтоне пока высказываются осторожно, намекая, что освобождение украинских моряков и судов может «решить проблему». На данный же момент на повестке дня стоит так называемый «химический» пакет антироссийских санкций. В августе Госдепартамент анонсировал ультиматум: если Россия до 6 ноября не признает применение химического оружия в Солсбери, он сообщит об этом Конгрессу и наложит дополнительные жесткие ограничительные меры. Дедлайн уже миновал, Москва предсказуемо ничего не признала, но санкций незамедлительно не последовало.

В Госдепе корреспондента «МК» заверили: «химические» санкции прорабатываются, но о сроках введения ничего не сказали. Ранее СМИ сообщали, что администрация раздумывает над несколькими опциями: запретить полеты Аэрофлота на свою территорию, понизить дипломатическое представительство, наложить ограничения на импорт и экспорт или ограничить доступ России к международным финансовым институтам.

Наиболее мягкие из этих мер (вроде понижения дипломатического представительства) уже применялись. Самые жесткие чреваты последствиями не только для России, но и для других стран.

«На западном фронте без перемен»

Встает вопрос и об эффективности санкций. За годы, прошедшие с первых санкционных «ласточек», курс внешней политики России не поменялся. Наоборот, поводы для усиления нажима появляются с завидной регулярностью, а отражается это, прежде всего, на простых россиянах.

«Большинство политиков в Вашингтоне разделяют такую точку зрения: если бы санкции не были наложены, Россия вела бы себя еще хуже, — отвечает на это профессор Кит Дарден. — Мы ведь не видим того, чего так и не произошло, благодаря опасениям введения новых санкций. Проблема в другом. США четко не обозначили, что нужно сделать, чтобы их сняли. Это помогло бы достичь поставленных целей. Так что облагать Россию санкциями просто за сам факт аннексии Крыма — это не очень эффективно».

Сегодня Госдепартамент отчасти учел эти ошибки и начал выдвигать к России конкретные требования. «Президент ясно завил о своих намерениях улучшить отношения с Россией, — подчеркнул в разговоре с корреспондентом «МК» помощник заместителя госсекретаря Крис Робинсон. — Для этого мы должны видеть явный, практический прогресс, в том числе по украинскому вопросу. Но мы опять наблюдаем российскую агрессию: попытки заблокировать проход украинских кораблей через Керченский пролив, арест и суд на украинскими моряками».

Робинсон обозначил несколько шагов, которые, по его мнению, должны стать началом восстановления отношений России и США: освободить украинских моряков и корабли, разблокировать украинские порты и вернуться к выполнению минских соглашений. «Давайте хотя бы приложим усилия к тому, чтобы перезапустить этот процесс», — призвал помощник заместителя госсекретаря.

«Минские соглашения невыполнимы, — не согласен управляющий директор «Киссинджер ассошиэйтс» и бывший спецассистент Джорджа Буша-младшего Томас Грэм. — Необходимо подумать о заключении новых договоренностей. Крым — тоже проблема, которую надо заново обсудить. Моя позиция заключается в том, что Крым останется частью России. Я не вижу никаких условий, при которых Москва добровольно передала бы полуостров обратно Украине».

Многие собеседники «МК» в Вашингтоне и Нью-Йорке отмечали, что керченский инцидент стал поворотным моментом для США. Если до него американские власти сдержанно демонстрировали свой интерес в восстановлении отношений с Россией, то после — были отменены все встречи, как на высшем уровне, так и на уровне более мелких чиновников. Вашингтон замер в ожидании действий Кремля в отношении Украины и готовится либо спустить с поводка все возможные меры давления, либо вернуться к прежней политике острожного сближения.

«Очень жаль, что случился керченский инцидент, — продолжает Томас Грэм. — До этого мы имели очень хорошие возможности стабилизировать наши отношения. К примеру, визит советника по нацбезопасности Джона Болтона в Москву был довольно успешным: серьезные разговоры, некоторые результаты, анонсы последующих встреч наших президентов. Но после конфликта в проливе отношения оказались в той же точке, как до визита Болтона. В связи с этим возможны новые санкции, но не самые жесткие. Уже видно, что в Европе этого не хотят».

И в самом Вашингтоне, судя по всему, устали от санкций. Но отменить их сейчас, без каких-либо ощутимых компромиссов со российской стороны, означало бы дать непростительную слабину. Впрочем, сдавать назад не хочет и Москва. Так что, как сказал премьер-министр Дмитрий Медведев в одном из недавних интервью, «на западном фронте без перемен».

Вашингтон-Нью-Йорк-Москва.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.