Александр Олешко показал колоссальную коллекцию елочных игрушек

Культура

В предпраздничные дни Музей Победы открыл уникальную выставку старинных новогодних игрушек, которые уже много лет собирает Александр Олешко. О том, какое значение получила новогодняя экспозиция в интерьерах главного музея Великой Отечественной войны и что сам Олешко попросит у Деда Мороза — в материале корреспондента «МК».

Новый год сбивает с ног еще с порога. И речь не только о богатом праздничном убранстве в Музее Победы, многометровой красавице елке, рождественской музыке и атмосферных советских мультфильмах на экранах. Счастливая детвора буквально сбивает с ног каждого зазевавшегося у экспозиции взрослого.

— Как хорошо, когда столько детей у елки, тем более в мирное время! — приветствует собравшихся директор Музея Победы Александр Школьник.

Шутка ли, но двухметровые выставочные кубы, оформленные в виде заветных подарочных коробок, волшебным образом перемещают собравшихся на 20, 30, а то и 40 лет назад, в далекое советское детство, где они когда-то вместе с родителями украшали живую елку хрупкими игрушками и торжественно ставили фигурки Деда Мороза и Снегурочки у ее основания…

Кстати, о Морозах. Их у Александра Олешко — несколько сотен. Несмотря на то что целенаправленно артист начал собирать игрушки всего пять лет назад, сейчас выставка насчитывает уже порядка 500 экспонатов. И то это не вся коллекция. Часть игрушек украшает зрительское фойе театра Вахтангова, где Александр служит последние годы.

Каждая витрина представляет собой комнату 2х2 метра с родными для многих посетителей советскими интерьерами. Тут и деревянная лошадка на потертых полозьях, и письменный стол с раскрытым букварем, а рядом, под елочкой, обязательно бумажный, пластмассовый или вовсе склеенный из опилок и обсыпанный битыми стекляшками Дедушка.

— Знаете, какая самая частая фраза у посетителей? — интригует Олешко. — Отвечаю: «У меня был точно такой же!» И это даже от возраста не зависит. Мы умеем хранить традиции и делимся ими с подрастающим поколением. Эти игрушки — наши традиции.

— Как вы встречали Новый год в детстве?

— Я, как и любой советский ребенок, большего всего ждал именно этот праздник. Потому что в Новый год — самые красивые украшения и самые вкусные угощения. Только 31 декабря доставали продукты, которые целый год ты не увидишь на обеденном столе. А сейчас у меня дома до сих пор стоит самая обыкновенная картонная коробка, в которой лежат необыкновенные игрушки, собранные еще моими родителями. Именно они из года в год сопровождают мою новогоднюю елку…

— С какой игрушки все началось?

— Это был, как ни странно, Дед Мороз. Он для меня особенно ценен, потому что был привезен из Донецка. А сейчас, когда в городе очень неспокойная ситуация, эта фигурка приобретает совершенно иное, общественное значение.

— Сколько лет самой старой игрушке? И интересует ли вас современная продукция?

— Если я не ошибаюсь, то самая старая — 1948 года. Основная коллекция — игрушки 70–80-х годов. А фабричные предметы меня не интересуют: в них нет души. Другое дело, когда лицо Дедушки расписано вручную, с любовью. Когда ты видишь в этом историю и особую связь поколений.

— Как вы смогли собрать такую колоссальную коллекцию всего за 5 лет?

— Что-то покупал на блошиных рынках, а что-то дарили. Многие зрители, которые следят за моим творчеством, дарят Дедов Морозов и Снегурочек после спектаклей вместо цветов. Это особенно забавно выглядит летом…

— А что вы попросите у доброго кудесника в Новый год?

— Я буду просить мира, здоровья и долголетия нашей стране и всем, кто в ней живет. Это не пафосные слова, потому что вокруг стало слишком много ерунды за последние 27 лет. Наигрались уже в политику. Пора подумать о вечном, настоящем, глубоком и, главное, мирном.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.